Веб-приемная
+7 (840) 226-48-92, +7 (840) 229-78-45

Если вы обладаете любой информацией о совершенных или готовящихся терактах, просьба обращаться в СГБ Республики Абхазия:

Телефон доверия: +7 (840) 229 78 45

Служба государственной безопасности Республики Абхазия

24.11.2015

ПОД ГРИФОМ «СЕКРЕТНО» – интервью Председателя СГБ Республики Абхазия газете «Республики Абхазия»

Органы государственной безопасности Абхазии – важная составная часть правоохранительной системы государства, основная деятельность которых направлена на пресечение и раскрытие преступлений против существующего государственного конституционного строя, внешней и внутренней безопасности государства. В их компетенцию также входят функции разведывательно-информационного характера, охрана государственных границ. СГБ РА ведёт также борьбу с такими уголовными преступлениями, как терроризм, государственная измена, шпионаж, диверсии, посягательства на жизнь государственных деятелей, насильственный захват власти и вооруженный мятеж. Руководитель СГБ РА генерал-майор Зураб Бесланович Маргания – ветеран Отечественной войны народа Абхазии 1992-93 гг., после войны работал на различных должностях в системе госбезопасности. Возглавлял Погранотряд СГБ РА. В 2014 году назначен на должность председателя СГБ РА. Зураб Маргания дал эксклюзивное интервью газете «РА» и ответил на актуальные вопросы, которые волнуют общество в последнее время.

– Зураб Бесланович, всем известно, что ваша работа находится под грифом «Секретно». Что вы можете рассказать о ней?

– Защита личности, общества, государства и его конституционного строя во все времена была одной из самых ответственных, трудных и, отмечу, почетных задач. От сотрудников госбезопасности во многом зависит социальная, политическая и экономическая жизнь страны, спокойствие и уверенность общества в завтрашнем дне. Сегодня в нашей стране напряженная оперативная обстановка. Активная разведывательная деятельность иностранных спецслужб, международный терроризм, сложная криминогенная ситуация, незаконный оборот оружия, наркотических и психотропных веществ, экономические преступления – основные угрозы безопасности Абхазии, нейтрализация которых является главной задачей органов госбезопасности. И в этой работе мы рассчитываем на понимание и помощь наших граждан. Любая своевременная информация о совершении или подготовке преступлений террористического или экстремистского характера, коррупции чиновников всех уровней, нарушений конституционных прав и свобод граждан существенно ускорит процесс реагирования на правонарушение.

– Сегодня много говорят о переходе границы по реке Ингур. Расскажите, кто её охраняет, закрыта она и, если да, то для кого?

– В 2009 году между Россией и Абхазией были подписаны межгосударственные соглашения о совместной охране государственной границы. Российские пограничники приступили к выполнению своих обязанностей. По всему периметру границы сооружаются заставы с новыми техническими средствами охраны, на которых совместно несут службу абхазские и российские пограничники. Соглашение с Россией о совместных усилиях в охране государственной границы подразумевает не только совместное несение службы, но и повышение уровня национальной погранслужбы, а также помощь в строительстве современных инженерно-технических сооружений, которые позволят обеспечивать контроль за пересечением госграницы. Помощь России неоценима. Напомню, что до 2009 года мы несли большие потери. В Галском районе постоянно орудовали диверсионные группы, похищали людей, грабили население. Все эти преступления носили массовый характер. Сегодня такого нет, так как появилась новая техника, средства контроля.

6 октября 2011 года в присутствии глав государств подписано Соглашение между Федеральным агентством по обустройству государственной границы Российской Федерации и Службой государственной безопасности Республики Абхазия о взаимодействии и обмене информацией в сфере обустройства пунктов пропуска через российско-абхазскую государственную границу. Сегодня существует несколько официальных пунктов пропуска через ингурскую границу.

– Раз существуют официальные пункты пропуска, значит, граница не закрыта?

– Нет, она реально закрыта. Переход осуществляется только по специальным пропускам СГБ. Она открыта для сотрудников международных организаций и для работников энергетической отрасли, так как идут работы по восстановлению перепадной станции ИнгурГЭСа. В них активно участвуют специалисты госкомпании «Черноморэнерго». Кроме того, жители Галского района грузинской национальности также могут пересекать границу по абхазским паспортам без пропусков. Всем остальным лицам выдаются пропуски. Не секрет, что некоторые наши граждане ездят в Грузию на лечение. Мы можем не дать им пропуск, но человек, у которого умирает родственник, найдёт способ вывезти его и без пропуска. Скажу больше: многие ездят туда через Южную Осетию и морским путём из Сочи в Батум. Таких людей можно понять. Нас за это, наверное, осуждают. Но никто не возьмёт на себя ответственность не дать пропуск человеку, который умирает. Однако некоторые наши граждане умудряются ездить в Грузию лечить зубы, делать пластические операции, посещают футбольные матчи, рок-фестивали, отдыхают в Батуме. Этому нет никакого оправдания! Эти люди у нас на учёте, с ними проводится определённая работа. В стенах нашего учреждения они не такие смелые, во время разговора имеют бледный вид. Для них дорога туда официально закрыта навсегда. Планируем также внедрить новую практику при переходе через ингурскую границу: ставить штампы в паспорта при её пересечении. Это новшество может решить многие проблемы. И я уверен, что когда наша граница будет защищена надёжным щитом и превратится в полноценный рубеж, эти безобразия прекратятся.

– Однако на границе существуют и окольные пути перехода без пропуска, которыми можно воспользоваться.

– Да, не скрою, есть. Несмотря на наличие пяти пунктов пропуска, существуют ещё и броды, куда высылаются наряды пограничников. Однако их возможности ограничены. Протяжённость границы без горного участка равна 75 километрам, и охватить весь этот участок не хватает сил. Местность с таким рельефом, где вода в реке по щиколотку, охранять бесполезно. Нам даже известно, что в Гале предлагают людям поддельные пропуска за 3 тысячи рублей. Этот документ совершенно не защищён. Для этого нужны финансовые затраты. После подписания вышеназванного Договора с Россией к нам должны прийти и финансовая помощь, и дополнительные силы. Однако у нас не все этого хотят. Эти люди спекулируют чувствами народа и занимаются политиканством. Сегодня весь мир старается договориться, объединиться, даже американцы, украинцы берут себе в помощники грузин… У нас должны быть союзники, совместные силы и средства.

– А каким образом завозятся промышленные и сельскохозяйственные товары через закрытую границу?

– Официально ничего не завозится. Мы задерживаем много контрабандных товаров, которые завозятся через броды. Проблема ещё и в том, что если груз не задержан при переходе, то на территории Абхазии уже задержать его трудно. Несмотря на то что у нас есть в Гале райотдел и пограничные пункты, штаты наши желательно увеличить в этом районе, так как он проблемный.

– Но проблем хватает и на другом рубеже – границе через реку Псоу. Ведь не секрет, что через эту границу осуществляется «метадоновая» атака на республику.

– Да, мы и в этом направлении работаем. Наркотики – серьёзная болезнь нашего общества. Завозятся и синтетические наркотики, и психотропные препараты. К сожалению, их поток увеличивается. Но бороться тяжело с этим злом. В Иране, например, за это предусмотрена смертная казнь, однако даже это не помогает там искоренить наркоманию. Дело ещё и в том, что существует множество препаратов, которые сбивают запах наркотиков, и даже служебные собаки не могут их обнаружить. Был случай, когда наши сотрудники задержали на границе женщину с ребёнком, которая спрятала наркотики в бутылку детского йогурта и дала её в руки ребёнку. Обнаруживаем наркотики и в детских игрушках.

Однако, замечу, что основные наши силы сосредоточены на ингурской границе. В этом году при ликвидации банды, которая похитила человека в Галском районе, погибли российский и абхазский пограничники. Погиб наш сотрудник подполковник Эдуард Нерсесян. Таких фактов в этом году больше не было. Мы ведём профилактическую работу с населением Гала, которое имеет контакты с преступными элементами. Эти люди, наконец, должны определиться – гражданами какого государства они являются. Но нас больше настораживает тот факт, что ведётся активная работа с нашей молодёжью, которой внушается, что она не имеет никакого отношения к войне и должна дружить друг с другом, невзирая на национальность, ибо после войны выросло новое поколение. Совместные поездки, презенты с одной и другой стороны способствуют этому процессу. Мы ведём определённую работу в этом направлении, но чувство патриотизма должно прививаться ребёнку сначала в семье, затем в школе. А делать такие заявления, при том, что в этих семьях есть погибшие на войне родственники, просто кощунство. Да, мы хотим со всеми жить в мире, но для этого нужны определённые процедуры. Налаживать отношения с Грузией можно будет только после того, когда она признает нашу войну геноцидом абхазского народа, упразднит абхазскую автономную республику в Грузии и признает независимость нашего государства. Сегодня Комитет по молодёжной политике проводит большую работу с молодёжью, однако стыдно, когда молодой человек не знает, воевал его отец или нет. И пока наша молодёжь не запомнит, что слово Родина пишется с большой буквы не просто так, мы государство не построим. Не Родина нам должна, мы Родине должны. Наша земля полита кровью, за неё люди отдали самое ценное – свою жизнь.

– Зураб Бесланович, считаете ли вы, что некоторые неправительственные организации в Абхазии оказывают не очень хорошую услугу нашему государству.

– На этот счёт у меня есть моё особое мнение. Наша служба тесно сотрудничает со всеми НПО. Деятельность абхазских НПО направлена на улучшение имиджа республики. С иностранными организациями дела обстоят сложнее. Только в Галском районе 6 международных организаций. Некоторые из них приносят определённую пользу, пропагандируя наше государство. Но есть и такие, которые жалуются, что у нас в республике нарушаются права человека, нет демократии. Я приведу такой пример. Мой друг, профессор Оксфордского университета, рассказал, что когда его 13-летний сын нарисовал в школе летящий самолёт, сбрасывающий бомбы, то его затаскали по врачам-психологам. В нём увидели будущего террориста, ему уже дорога на госслужбу в США закрыта. Вот такая демократия в Америке.

– Были ли случаи проникновения в Абхазию ваххабитов под видом потомков абхазских махаджиров? Не настораживает вас появление молодых женщин в хиджабах (косынках)?

– Я считаю, что человек может выбирать себе любое вероисповедание, если оно не основывается на экстремизме. А экстремизм есть в любой вере. Мы тесно работаем в этом плане с нашей диаспорой за рубежом. Она нам оказывает серьёзную помощь, так как ей виднее, кто к нам направляется. И в Турции, и в Сирии есть патриоты, которые болеют душой за свою историческую Родину. К тому же, наши российские коллеги оказывают нам большую помощь в этом плане, так как у них есть большие возможности в получении информации. Взаимодействие в борьбе с терроризмом необходимо для наших государств.

Были случаи, когда под видом потомков махаджиров из Турции к нам обращались люди, не имеющие отношения к ним: они хотели получить абхазские паспорта, выдавая себя за абхазов. А потом мы выяснили, что они даже не проживали в Турции и прибыли неизвестно откуда. Ваххабиты могут попасть к нам разными путями.

– Даже через Кодорское ущелье? А если там будет построена дорога на Северный Кавказ, не проложит ли она тропу ваххабитам и наркокурьерам?

– Такое мнение имеет место в нашем обществе. Однако если наше правительство примет решение о строительстве этой дороги, то наши службы и впредь будут добросовестно охранять рубежи нашего государства, и никто к нам не проникнет.

– Благодарю вас за интервью. Коллектив редакции желает вашим сотрудникам успехов в их нелёгкой работе.

Беседу вела Русудан БАРГАНДЖИЯ.


Возврат к списку